19:50 

"Звездный Лепесток". Главы 1-3

Название: "Звездный лепесток"
Автор: Фрау Зехель (он же Канда Белый Лотос)
Фэндом: ориджинал
Жанр: романс, слэш (яой), ангст, драма
Пейринг: он вам ни о чем не скажет
Рейтинг: PG-15
Размер: миди
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит моей больной психике)
Предупреждение: разве что небольшая разница в возрасте, в виде 16 с лишним лет)
Размещение: запрещаю
Саммари: В двух словах - несложно отыскать своего звездного человечка. Сложно вовремя понять, что именно его ты держишь за руку.

***

С небес на землю сыпались розовые лепестки, в лунном свете так сильно похожие на снег. Странный теплый снег, который не растает. Никогда.
Нежные и хрупкие, точно крылья мотылька, они доверчиво ложились на распахнутую ладонь, не зная страха, не зная неверия. Им нечего было бояться, ведь грустные теплые лепестки запоздалой вишни были уже мертвы.
-Дим, закрой окно…Пожалуйста.
Тощий бледный паренек с длинными светлыми волосами и яркими, точно изумруды, зелеными глазами, обернулся через плечо на подкравшегося со спины мужчину и искренне улыбнулся. Когда он улыбался, веснушки на щеках и носу вспыхивали ярче обычного, придавая Димке совсем детское выражение.
Черноволосый мужчина потеснил мальчишку и обняв его за талию, прижал к груди, закрыв глаза, чтобы не видеть как свесились из раскрытого окна его ноги. Все-таки под ними лежало восемь этажей свободного «полета».
-Я говорил ведь, что не люблю, когда ты так делаешь, Дим.
-Я ничего не собирался делать, - виновато улыбнулся блондин, накрыв ладони Максима своими, и мужчина невольно вздрогнул от их холода. Ледяные.
-Просто…небо.
Макс промолчал, нахмурившись, и лишь крепче прижал к себе бесценного ребенка, почти втянув его обратно в комнату.
«Я ничего не собирался делать».
«Почему же я в это не верю?»
«Потому что знаешь, что я всегда солгу».
«Дурак…И за что я тебя люблю?»
«И я тебя люблю».
«Знаю».
«А небо все же сегодня такое красивое…».


Глава 1.

Максу Орлову определенно не везло с самого утра.
Сначала села батарея идиотского телефона, который Максу было катастрофически лень поставить на зарядку вчера. Соответственно, он не то, что не услышал будильник, так тот вообще не зазвонил. Само собой разумеется, что дальше последовало «глобальное» опоздание на работу, как выразился начальник, затем - крайне долгие полчаса его воплей и такой отвратительной пульсирующей жилки на шее, на которую раз за разом падал невольный взгляд Макса. После этого, к Юльке – новенькой секретарше, которую он все хотел, но никак не решался пригласить на чашку кофе, заявился ее бой-френд, о существование которого в офисе никто не знал, разбив в прах и без того шаткие надежды. А еще позже, в контору шефа позвонил какой-то полоумный кретин и заявил что в офисе спрятана взрывчатка, очевидно перепутав номер телефона со школой. На удивление быстро приехала милиция, которую никто, кажется, и не вызывал, и «доброму» шефу не осталось ничего другого, кроме как объявить сегодняшний день выходным.
И все бы ничего, если бы не ряд из некоторых «но». Во-первых, за этот выходной добрый «дядя Коля» еще успеет содрать деньги. Во-вторых, день-то уже почти подошел к концу, ну а в-третьих – ближайшая суббота обещала таинственным образом превратиться в черный рабочий день. Про то, что торчать одному в четырех стенах не было никакого желания, Макс старался не думать.
Жизнь этому человеку казалась серой и скучной; для взрослого тридцатилетнего мужчины, чья монотонная будничность состояла лишь из похода на работу и обратно, а затем еще больше сгущалась несколькими часами утомительных телевизионных программ, пока он не засыпал прямо напротив телевизора, разумеется, забыв поставить будильник – это была вовсе и не жизнь, а нечто такое, о чем не хотелось думать. Потому и было так удобно притворяться последним кретином, быть вечно всем недовольным, клеиться для приличия к девушкам, которые, в общем-то, и не интересовали, словом, делать все, чтобы хоть как-то обмануть самого себя, чтобы не думать о том, что будет дальше. Наивные мечты о «чистом и прекрасном» остались далеко в детстве, уступив место такому хорошему учителю, как реальность, которая не скупилась всячески доказывать, что детским мечтам не суждено воплощаться в жизнь. Впрочем, не только детским, мечтам вообще. Веришь ты или нет – на самом деле не меняет абсолютно ничего. Вера это то, что правильнее было бы называть «самообманом».

-Эй, Максим, как работа?! Что-то ты рановато сегодня!
Мужчина неохотно оторвал взгляд от созерцания утопающего в прозрачных лужах тротуара и глянул в сторону позвавшего его голоса.
По ту сторону дороги, как обычно, ему махала стоявшая за прилавком с овощами женщина средних лет – собранные в узел волосы, заляпанный грязью фартук, точно работала она прямо в огороде, а не за прилавком магазина, непонятного цвета глаза, полноватая фигура и в довершение облика «серой мышки», пол лица женщины занимали тяжелые оправы больших круглых очков.
-Вот за что мне все это, а? – выдохнул под нос мужчина, взъерошив пятерней и без того не слишком-то длинные волосы, - «Добрый дядя Коля» объявил выходной! – крикнул он, приветственно махнув рукой и прежде, чем женщина успеет ответить, поспешил прочь, по привычке опустив голову и запрятав руки в карманы длинного плаща.
Все шло как обычно, своим скучающим размеренным путем, как и каждый день до этого, обещая повторяться еще много и много дней, месяцев и, скорей всего, лет. Только вот последующие события, как видно, вознамерились воспротивиться этому.
Занеся ногу для следующего шага, Максим вдруг резко вскрикнул и отскочил назад, налетев спиной на какую-то мамашу с мелким пацаненком под мышкой.
-Смотрите куда идете! – завопила та, пытаясь угомонить мигом разоравшегося ребенка, точно тот только и ждал подходящего случая, как в очередной раз подоканывать мамочку.
-Извините, - машинально пробормотал мужчина, с подозрением глядя на нарисовавшуюся прямо под его ногами черную кошку. Та сидела как ни в чем не бывало, с громким урчанием вылизывая перепачканные в дождливой слякоти лапы и прожигающим взглядом нахальных желтых глаз немигающее смотрела на Макса. Нет, он вовсе не был мнительным или суеверным, но все-таки, почему именно черная кошка сидела именно у его ног?
-Откуда ты вообще здесь взялась? – пробормотал Макс, сощурив глаза.
Кошка в ответ как-то странно проскрипела, сильно напомнив голосом вековую старуху и прежде, чем мужчина успел выдать по этому поводу реплику, ему в бок что-то с силой врезалось, оттолкнув в сторону, а сам же врезавшийся «предмет» отлетел от столкновения на несколько метров и, сбив загрохотавшую урну для мусора, упал на спину, громко вскрикнув.
Перестав понимать, что же такое сегодня происходит, Макс, не уверенный в том, что поступает правильно, осторожно приблизился к «предмету» и с изумлением обнаружил, что им оказался ребенок, кажется, пацан.
-Эй, ты там жив? – поинтересовался мужчина, присев рядом с мелким на корточки и дотронувшись до слишком худого плеча.
Ребенок вдруг резко дернулся, забился в опрокинутом мусоре и, прижимая к груди какие-то пакеты, резко сел, глядя на стремительно забывающего обо всем прочем мужчину затравленными глазами. Макс же не мог выговорить и слова, пытаясь понять - девушка перед ним или же парень - и тощее тело, одетое в не по размеру длинный шерстяной свитер и свешивающиеся мешками джинсы – не слишком-то помогало разобраться.
Яркие зеленые глазища с пушистыми ресницами, усыпанное веснушками бледное лицо,
длинные, но порядком спутанные и грязные, желтовато-белые волосы. Ребенок выглядел таким хрупким и болезненным, что у Макса невольно сжалось сердце, но при всем при этом, он никак не мог отрицать, что это создание сумело глубоко затронуть его с одного лишь первого взгляда. Слишком нежный, слишком хрупкий, слишком слабый, слишком красивый, но все же – мальчик или девочка?
-Ау! – сделал повторную попытку он, когда первое оцепенение немного сошло, - Ты слышишь?!
Ребенок, наконец, вяло тряхнул головой, кажется, пытаясь согнать шок, и нервно кивнул, прижимая пакеты еще ближе к груди.
-Спасибо, - одними губами нервно пробормотал он голосом, который так и не позволил понять, какого это создание пола.
«Почему меня, кстати, это так сильно волнует?» - с сомнение подумалось мужчине.
-За что спасибо то? – удивился он, поднимаясь на ноги и протянув блондинистому чуду руку, - Давай, хватайся!
От Макса не скрылась выступившая на бледных щеках краска, но руку блондин принял, на миг позволив мужчине почувствовать, граничащую с невозможным, легкость хрупкого тельца.
-Так все-таки девочка? – почти уверенно произнес он, не замечая, что слова сорвались вслух.
-С чего это вдруг?! – с оскорбленным видом вскипел мелкий, так забавно походя на маленького шипящего котенка, - Меня зовут Димка! Ответ ясен? Я – не баба!
Мужчина сморгнул, удивленный одновременно двумя вещами – тем, что перед ним все-таки оказался парнишка и тем, насколько грубо и агрессивно тот себя ведет.
-Не говори грубых слов, - скорее ласково, чем рассерженно проговорил Макс, не сводя с ребенка глаз.
-А ты не путай меня с этими дурами! – вскинулся Димка, показав язык, - И вообще не смей учить меня тут!
-Что, думаешь, что так круто выглядишь, когда сквернословишь?
Мальчишка заметно смутился, передернул плечами и собрался было уйти, как Макс неожиданно схватил его за руку, не давая пошевелиться. Между прочим, неожиданностью это стало и для самого мужчины.
-Где твои родители? – хмуро спросил он, усиливая хватку, но стараясь не причинять, начавшему вырываться мальчишке, боли.
-Не твое дело! – прошипел тот, яростно отбрыкиваясь, - Отпусти меня!
-Не отпущу, пока не скажешь, - усмехнулся Макс, чувствуя на себе недобрые взгляды прохожих. Ну еще бы, пожалуй, взрослый, одетый в черное мужчина, который всегда выглядел так, будто мечтал придушить всех в округе и маленький хрупкий ребенок, пола которого и не разберешь, составляли весьма занятную и странную картину. И все же, по каким-то причинам, этот самый ребенок не давал Максу покоя, не позволяя просто отпустить его и дать уйти.
-А лет тебе сколько? – сухо поинтересовался он, за руку утаскивая мелкого в оказавшийся рядом проулок.
-Не твое дело!!! – снова закричал блондин, больно лягнув Макса под колено, когда тот грубо вжал маленького паршивца в выложенную красным кирпичом стену и поднял по ней на уровень своих глаз, - Отпусти!!!
-Сперва ответь мне, - пожал плечами мужчина, перехватив запястья ребенка в одну руку, второй откинув назад его лицо, чтобы видеть запуганные зеленые глаза, - Эй, да не собираюсь я тебе вреда причинять!
-Зачем тогда сюда притащил?!
-Затем, что там мы привлекаем слишком много излишнего внимания!
-И все равно отпус…
Мальчишка прервался на полуслове, нервно сглотнув и внезапно сделал то, чего Макс от
него ну никак не ожидал. А именно, перестал вырываться и, обвив ногами талию мужчины, повис на нем, жалобно поскуливая, точно провинившийся щенок.
-Это еще с чего вдруг? – ошалело вопросил тот, по инерции отпустив руки мелкого и подхватив того на руки, как в следующую секунду на его плечо опустилась грузная рука, обещая в скором времени предоставить все, ставшие вдруг такими лишними, ответы.
Обернувшись, Макс лицезрел перед собой брутального вида громилу в черной униформе, злостно поглядывающего на притихшего ребенка.
-Могу я чем-то помочь? – в голове мужчины промелькнула мысль, что сейчас ему вмажут за слишком жестокое обращение с «бедным ребеночком», но каким-то образом он радикально просчитался.
-Он пойдет со мной! – рявкнул громила, указав на побелевшего Димку пухлым пальцем, - По-хорошему или по-плохому!
-С чего бы это? – Макс поставил мелкого на ноги и не спрашивая, нравится тому или нет, толкнул к стене, заслонив своей спиной, - Он вам что-то сделал?
-Он – поганый воришка! – прорычал мужчина, потирая кулаки, - Который раз ворует из нашего магазина и, наконец, мне удалось его словить! Слышь, ублюдок, пойдешь со мной как миленький и заплатишь за все, что успел стянуть!
-Было бы чем платить, я бы и не воровал! – огрызнулся малец, выглядывая из-за спины своего невольного спасителя, - Вот тупой!
-Чего ты там вякнул?! – круглое лицо приобрело багряный оттенок, злостно надувшись, - А ну иди сюда, крысеныш!
-Сколько он должен? – больно дав Димке по рукам за спиной, осведомился Макс, доставая из кармана бумажник, - Я заплачу.
-Чего это ты о нем так печешься? – заметно присмирев, пробормотал громила, с задумчивым видом загибая пальцы рук.
-Он мой знакомый, - неопределенно пробормотал Макс, тоскливо смотря на загоревшиеся глаза здоровяка.
-Мало! – внезапно вспыхнул за спиной Димка, снова пытаясь вырваться, - Я совсем немного воровал-то! Только чтобы кота покормить, а сам почти не ел!
-Скажи это ему, - покачал головой мужчина, примерно догадываясь какую сумму заломит ему этот громила.
И он не ошибся. Когда круглолицый субъект выразил долг мелкого цифрами, Макс понял, что мальчишка просто не мог столько стащить, иначе бы он не был таким дохлым, а вышеупомянутый кот должен был уже вырасти до размеров молодого слона.
Но, тем не менее, он без лишних слов оплатил указанную сумму, тяжело вздохнув, когда охранник с самодовольным видом засунул денежки в карман штанов и почти дружелюбно махнув парочке на прощание рукой, потрусил прочь, вероятно, опасаясь, что Макс передумает и потребовав назад деньги, всучит ему никудышного мальчишку.
-Да не воровал я столько, - на удивление тихим голосом пробормотал Димка, испугано смотря снизу вверх на смолкшего Максима, опасаясь, что тот сейчас набросится на него. Но к его огромному изумлению, лицо обернувшегося к нему мужчины было наравне как и сердитым, так и вполне довольным жизнью.
-Да ну? – язвительно протянул Макс, медленно надвигаясь на парнишку и заставляя его снова вжаться в стену,- Тогда, быть может, этот «замечательный» дяденька обознался пареньком, и ты у нас вообще ничего не делал нехорошего?!
На миг посмелевшие зеленые глазища снова испугано погасли, мальчишка вжался всем телом в холодную стену.
-Да не бойся ты… - мягко выдохнул Макс, положив ладонь на блондинистый затылок и осторожно потрепав скомканные волосы, - Я же сказал, что ничего тебе не сделаю. И все-таки, ответь мне, милый мой, сколько тебе лет и где твои родители?
Димка снова насупился, старательно глядя в пол и давая понять, что такими методами от него ничего не добьешься.
-Ладно, значит, будем действовать иначе, - пожал плечами мужчина и рывком выхватил у мелкого драгоценные пакеты, заглянув в их содержимое прежде, чем блондин успел опомниться, - Твою же…!
В пакетах оказались пакетики картофельных чипсов, хлебные сухари, пачка дешевых сосисок и как-то совсем не вписывающийся туда «чупа-чупс».
-Это ты что, кота так кормить собрался?!
Мальчишка быстро замотал головой, усиленно краснея. Макс успел подумать, что этот паренек очень даже милый, если не раскрывает рта.
-Нет, это для меня.
-Мать твою…
Димка старательно делал вид, что это не так, но мужчина все отчетливее видел, как ребенок все больше смущается, теряя былую спесь.
-У меня правда нет денег! А помирать с голодухи как-то не хочется… ты мог бы и не платить за меня, я…
-Да я не о том, - фыркнул черноволосый, возвращая мелкому пакеты, - Уж если воровал, то хотя бы что-нибудь съедобные! Тоже мне…
-Готовить-то мне негде! – вскинулся пацаненок, сам не замечая как начал оправдываться и вдруг, запоздало сообразив, что сболтнул лишнего, зажал себе рот ладонями, уставившись в пол.
-Тоже мне… - повторил Макс, приобняв мелкого за худые плечи и притянув к себе под бок, - Что смотришь, думаешь я этого сам не понял? Пошли давай уже, нарушитель моего хрупкого спокойствия…
-Куда? – опешил Димка, тем не менее, послушно шагнул следом.
-Туда, где я смогу нормально тебя накормить, дурень, - беззлобно усмехнулся Макс, приподняв бровь, точно задавая беззвучный вопрос. Вид при этом у него был такой, что уже открывший было рот Димка, закрыл его обратно, задав лишь один единственный вопрос.
-Зачем тебе это?
-Что, «это»?
-Зачем ты мне помогаешь? Заплатил тому придурку, собрался кормить…
-Хобби у меня такое нездоровое, – хмыкнул Макс, достав из кармана сигареты, но поняв, что зажигалку он забыл на работе, убрал пачку обратно в складки плаща, - Помогать таким вот глупым невоспитанным мальчишкам. Считай, как добрый доктор Айболит!
- Это еще кто такой? – захлопал глазами Димка, недоверчиво смотря на пораженного мужчину.
-Айболит кто? Ну твою же… И молодежь пошла! И чему вот только детей теперь в школах учат, а?!
-Я туда не хожу, - пожал плечами мальчишка и снова слишком поздно спохватившись, уставился себе под ноги. При этом вид у него был такой потерянный, что Макс подумал, что дело здесь далеко не в его болтливом языке.
-Эй, малой, ну что случилось?
Теплая рука, что осторожно легла на худое плечо, тут же была сброшена. Димка театрально поджал губки, но в глазах его встали отнюдь не наигранные слезы.
-Значит, ты со всеми такой хороший, да? Я просто случайный встречный и тебе просто меня жалко…
Макс впал в ступор. Но этого никак не показал, продолжая держать на лице безразличное выражение. Даже умудрился как-то совсем уж холодно пожать плечами, отчего ребенок окончательно сник.
«Вот же дурень, право слово!»
Внутри же все отчего-то ликовало. Макс сам не понимал, почему так остро реагировал на этого парнишку, именно что на парнишку, да еще и на ребенка, которому больше четырнадцати-пятнадцати не дашь даже с пистолетом у виска, но чувство было вполне
приятным, желанным, теплым.
-Шуток ты совсем не понимаешь, – выдохнул Макс, и не обронив больше ни слова, одной рукой подхватил опешившего ребенка, сграбастал его в охапку и перекинул через плечо, довольно мурлыча себе под нос вспомнившуюся вдруг дурацкую песенку.
Кажется, смирившись, мальчишка даже не делал попыток вырваться, послушно болтаясь на сильном плече, как вдруг не своим голосом выкрикнул
-Кот! Подожди, мы кота забыли!!! Я его не брошу!
-Что за… - начал было мужчина, но тут же оборвался, проследив за тонким мальчишеским пальчиком, который указывал куда-то в сторону.
В тени опрокинутой мусорной корзины примостилась нахальная черная кошка, продолжавшая, как ни в чем не бывало, вылизывать лапы.
-О нееет! – в ужасе простонал Макс, тыкая в сторону кошки пальцем, - Ни за что! Только через мой труп ты возьмешь ее! Ты посмотри, как она смотрит?! И ради нее ты вляпался во все это?!
-Без него не пойду!!! – продолжал тянуть свое мальчишка, яростно болтая ногами и колотя маленькими кулачками Макса по груди. Пакеты с глухим стуком свалились незамеченными на землю.
-Только через мой труп! – упрямо повторил Макс, с рыком смотря в наглые желтые глаза, - Это с нами не пойдет!!!


Глава 2.

Рыча и возмущаясь, Макс ввалился в прихожую собственной квартиры, демонстративно громыхнув тяжелой дверью, и швырнул на пол довольно мурлычущую кошку, которая, как ни в чем не бывало, вальяжно прошествовала в комнату и завалилась на пороге, нагло рассматривая сцепившего зубы мужчину и висевшего на его плече мальчишку.
-Пришли, - стараясь не смотреть на черную бестию, оповестил об очевидном мужчина, осторожно поставив на ноги вялого Димку.
-Угу, - протянул тот, открыто зевая, чем вызвал на обычно хмуром лице откровенную улыбку.
-Так, давай-ка сперва тебя помоем, переоденем, накормим, а там спать! На вопросы будешь отвечать после всего вышеперечисленного.
-Но… я же не могу тут остаться! – испуганно запротестовал Димка, пятясь к дверям, - Меня…меня искать могут и все такое!
-Претензии есть? – точно и не слыша слабых слов протеста, весело хмыкнул Макс, стаскивая с себя плащ, - Нет? Вот и отлично!
Мальчик продолжал мяться с ноги на ногу, не двигаясь ни на шаг от дверей, искоса поглядывая на мужчину, который, избавившись от скучной официальной одежды, оказался вдруг вполне симпатичным.
Белая, на половину расстегнутая рубашка, из-под которой виднеется широкая гладкая грудь, сильные руки с красивой линией мускул, прикрывающие уши блестящие черные волосы, пронзительные серые, почти пепельные, глаза, мужественное гладко выбритое лицо…
-На что уставился, мелкий? – с изрядной долей подозрения поинтересовался мужчина,
до конца распахнув рубашку и пройдя в комнату, швырнул ее на диван, неторопливо потянувшись, отчего Димка залился пунцовой краской.
Макс чувствовал себя больным и ненормальным, прекрасно понимая, на что смотрит малец и на что именно он реагирует то краской, то ступором, то молчанкой, то смущением, но ему нравилось играть с ним, дразнить его, испытывать тончайшее детское терпение, смотреть как язвительная усмешка стирается самым искренним и чистым изумлением, недоумением, пылом. Такими умеют быть лишь дети, маски которых еще не успели проснуться полностью. Но и самого мужчину несколько смущал один маленький пунктик – а именно, мальчишку, кажется, не волновало, что он, Макс, такой же парень, как и он сам. Но с другой стороны, ему и в голову-то не шли такие мысли, как те, что всю дорогу до дома не давали Максу покоя, когда хрупкое тельце вжималось в его тело, согревая и обдавая горячими волнами дрожи.
-Эй, чудо, ты там спать что ли собрался? – со смешком проговорил он, подошел к Димке и взяв того за руку, потащил за собой в комнату, усадив на диван и опустившись перед мелким на корточки, рассматривая милое потерянное личико с дрожащими глазищами.
-Имя! – вдруг воскликнул мелкий, краснея еще больше.
«Как это у него так получается?!» - невольно пронеслась в голове совершенно бредовая мысль.
-Я свое имя назвал, а ты нет, - пробормотал под нос Димка, вцепившись пальцами в подол свитера и начав его нервно теребить, довольно быстро создавая в ткани мелкие дырки.
-Макс, - прошептал мужчина, перехватив ладошки мальчишки. Было жалко не свитер, а этого ребенка, который выглядел до невозможного жалко, с опущенными глазами и изодранной одеждой, а ему, Максу, почему-то больше, чем просто не хотелось, чтобы этот малыш вызывал у кого бы то ни было жалость. Ведь даже при этом, никто не помог, никто не позаботился. Ни смотря на всю людскую жалость, одинокий ребенок продолжал спать на улице, таская из магазинов жалкие крошки.
Мальчик робко кивнул, вздрогнув, когда ладонь мужчины коснулась его щеки, чтобы затем подняться выше и убрать за ушко непослушные длинные пряди.
-А ничего, что я к тебе на «ты» обращаюсь? Могу и по другому, только скажи!
-Дурень, - хихикнул Макс, легонько щелкнув мальчонку по носу, - Я тебе не папка, что бы в тюремное уважение играть. Мне вот больше по душе на «ты» с людьми, сразу чувствуешь себя ближе.
Если совсем честно, то сейчас Макс чувствовал себя немного не в своей тарелке. Было что-то странное, неожиданное в том, как мгновенно поменялось поведение Димки, лишь только он очутился под крышей его дома. Точно бы он боялся, смущался, понимал, что находится просто в гостях, не хотел привязываться, ничего не хотел… А тут он, здоровый тридцатилетний мужик пристает со своими глупыми шуточками, давит, пугает, когда мелкому нужно совсем другое, да и самому Максу хотелось вести себя отнюдь не так, но вредная привычка заядлого одиночки никак не позволяла просто взять и отбросить все лишнее, делать лишь то, что нужно было сейчас делать.
-Побудешь немного здесь? – мягко спросил он, приглаживая светлые пряди мигом встрепенувшегося мальчишки.
-А ты куда?!
-Пойду приготовлю тебе ванну, расслабишься и отогреешься заодно, не то руки совсем ледяные.
Макс поднялся на ноги, хрустнув позвонками и направился было из комнаты, как буквально затылком ощутил испуг в зеленых глазах.
-Что, малой, на улице не боялся, а сейчас боишься остаться на пару минуток в одиночестве?! Если страшно, можем принять ванну вместе…
«Мать мою, придурок гребаный, ну что я такое несу?!»
Димка с полминуты глядел на мужчину, явно не в состояние осмыслить услышанное,
затем челюсть мальчишки медленно поползла вниз, личико покрыл бардовый румянец и закричав во весь голос – «Идиот!!!!» - мальчонка с силой швырнул в мужчину диванную подушку, от которой тот ловко увернулся и поспешил скрыться в ванной, на ходу крича, что всего лишь пошутил!
-Идиот!! Ну что за идиот?! – гневно шипел под нос Макс, сцепив побелевшие пальцы по краям раковины, - Какого черта я это несу?!
Но больше всего бесило не это, а тот факт, что мужчине и на самом деле сильно пришлась по вкусу мысль о совместной ванне, в чем он яростно не желал себе признаваться. И ладно бы будь Димка чуток постарше, возможно, в этом и не было бы ничего страшного, если бы тот был в состояние самостоятельно решить чего хочет, но мальчишке за стеной навряд ли наберется и пятнадцать! И то, что он такой «добрый», привел к себе бездомного ребенка и тут же не преминул воспользоваться этим, не шло ни в какие ворота!
Стараясь не думать больше о таком, Макс торопливо ополоснул в холодной воде лицо и, самостоятельно наградив себя подзатыльником, принялся начищать собственную ванную, внезапно перестав быть уверенным относительно ее стопроцентной чистоты.
-Эй, мелкий, тебе с пеной или как?! – крикнул он, не в силах скрыть с губ улыбку.
Все же все приключившиеся до этого неудачи определенно стоили того, что бы жизнь внезапно наградила его этим зеленоглазым чудом. И он был готов перетерпеть что угодно, лишь бы мальчишка и дальше оставался рядом с ним. Даже прилагающийся в комплекте в качестве нежелательного бонуса кошак больше не смущал. Что угодно, лишь бы остаться рядом с Димкой.
-Но спать эта черная зараза будет все равно в коридоре, - мстительно добавил он, выдерживая перед глазами недавнюю картину светловолосого парнишки, трепетно прижимающего к себе ненавистную зверюгу, - А впрочем, жаль, что у меня нету балкона…

Димка сидел на краешке дивана, свернувшись маленьким комочком, боязливо поглядывая по сторонам. И дело не в том, что ему было непривычно находятся в доме, или что он боялся этого Макса, просто… Просто.
От нечего делать, вслушиваясь в доносящийся из ванной комнаты плеск воды, мальчик принялся с любопытством оглядываться по сторонам, желая узнать что-нибудь о своем новом знакомом. Но как выяснилось, обстановка этой квартиры, поведать могла очень мало о чем, и это мягко выражаясь. Скучные, обклеенные светлыми обоями стены, лишенными всякого вида рисунков или узоров, подвесные потолки, с одной единственной неприметной люстрой посередине. Зашторенное длинными белыми занавесками окно, на котором висели еще и жалюзи. Паркетный пол, без всякого намека на ковер, посреди комнаты - диван, рядом – стеклянный столик, заваленный газетами, дисками, сигаретами и прочим хламом. У дальней стены - телевизор, напротив, примостившийся в кожаное кресло ноутбук, явно «ошибившийся» местом. Еще чуть дальше - плотно закрытая дверь во вторую комнату, вероятно, спальню хозяина. Словом, понять что либо, было до нелепого просто и вместе с тем, до нелепого сложно. Вроде бы бедным человеком Макс не являлся, вроде бы и большим неряхой тоже, но вместе с тем, о том, чтобы держать вещи в чистоте и порядке, при этом на своих местах, он, кажется, совершенно не парился.
-Эй, малыш, о чем задумался? – прозвучало совсем рядом, и нервно обернувшись через плечо, Димка тяжело сглотнул при виде гладкого обнаженного торса, с которого тающими струйками стекала мыльная пена.
-Да так…тебя понять пытаюсь, - пожал плечами мальчик, старательно переключая внимание на разглядывание висящей над телевизором картины, изображающей какой-то пейзаж – то ли лес сверху, то ли какое-то зеленое море - не поймешь.
-И что же ты обо мне думаешь? – проворковал Макс, свесившись со спинки дивана, которая жалобно скрипнула под его весом, а мальчишка вздрогнул, как ошпаренный, от этого звука.
-Что у тебя ужасный вкус, – фыркнул Димка, склонив голову по направлению картины, - А если совсем честно…
-А если совсем честно?
-То тут довольно…мило, - смущенно пробормотал мальчик, снова занявшись терзанием и без того драного свитера.
-Ай, спасибочки! – просиял мужчина, внезапным движением обвив шею мальчишки руками и вжав его в спинку дивана, нависнув над ним со спины. Ловкие пальцы скользнули вниз и уцепились за края свитера, который уже начал порядком раздражать Макса.
-Т-ты что делаешь?!! – в ужасе взвыл мальчонка, задергавшись в сильных руках, точно пойманный в ловушку зверек, - Отпусти сейчас же!!!
-Тш-ш-ш, вот на что это по-твоему похоже? Ты собираешься принять ванну, вот я великодушно и помогаю избавить себя от такой скучной работы, как снимание одежды!
-Ты больной!!! Извращенец!!! Маньяк озабоченный!!! – открыл поток «любезностей» Димка, явно не собираясь его прекращать, в то время как Макс, с совершенно счастливой улыбочкой на лице, притянул ребенка поближе и уже почти было стащил с него свитер, как мелкий вдруг дернулся с неожиданной силой, вырвавшись из рук не ожидавшего подобного сопротивления мужчины, и свалившись с дивана, упал на пол, больно ударившись лопатками и на миг задохнувшись из-за переставшего поступать в легкие воздуха.
-Малыш! – в ужасе прокричал Макс, в мгновение ока оказываясь рядом с мальчиком, - Проклятье, я не думал, что ты так начнешь… прости, я не хотел тебя пугать…
Димка выдавил подобие виноватой улыбки, сел, оперившись о протянутую руку, и зажмурил глаза, силясь не разреветься от жгущей все тело боли, но, как бы он ни старался притворяться, Макс слишком хорошо читал насквозь его чувства.
-Я сам…виноват, - прокашлял Димка, - Просто…просто я сам!
И не дожидаясь ответной реакции Макса на свои слова и действия, он со стонами поднялся на ноги и рывком бросился в ванную, которую отыскать в маленькой квартирке не составило никакого труда.
Даже не обратив внимания на вычищенную до блеска ванну, так уютно наполненную нежной пеной, мальчишка захлопнул за собой дверь, принявшись шарить по ней в поисках замка или хотя бы несчастного крючка, но к своему полнейшему отчаянью не нашел ни того, ни другого.
-Почему у тебя здесь нету замка?! – злостно прокричал он, недоверчиво оглядываясь кругом.
-Потому что я живу один и он мне просто не нужен, - послышался с той стороны двери виноватый голос и Димка прям отскочил: он и не слышал, как мужчина успел подойти так близко.
-Но мало ли у твоих гостей окажется какая-нибудь фобия незамкнутых пространств, например, а? – жалобно простонал мальчик, обреченно стягивая с себя мешковатую одежду.
-Не бойся, я обещаю не подглядывать и не входить, - тихо хмыкнул мужчина.
-Чего это ты смеешься?!
-Да так… можно подумать, что ты прям не парень, такая скромность. Чего нет у меня, что есть у тебя?!
Внезапно раздался громкий всплеск – мальчишка все-таки забрался в ванную, но посреди него, Максу показалось, будто Димка прошептал
-Много чего…

Когда Димка завозился в ванной в поисках мочалки и геля, дверь внезапно распахнулась, будто Макс только того и ждал, и победосно сияющий мужчина нарисовался на пороге, сцепив на груди руки, в которых держал какую-то одежду.
-Ты же обещал, чертов лжец!!! – не своим голосом завопил мальчишка, по самый подбородок нырнув в воду, с ужасом замечая, что мыльные пузырьки давно начали рассеиваться, превращаясь в обыкновенную воду.
-Я просто принес тебе чистую одежду, - пожал плечами Макс, подобрав с пола старые запачканные тряпки, - А это отправится в мусорник. Ничего твоего размера у меня нет, так что придется пока походить в моих вещах, но зато в чистоте и тепле, а завтра я возьму выходной и сходим прикупим тебе нормальных вещей, что скажешь?
Мальчишка даже забыл, что еще секунду назад истерил и во все глаза уставился на мужчину, слабо кивнув в ответ, чувствуя, как к глазам подкрадываются не прошеные слезы.
-Так, только не плакать! – точно прочитав его мысли, засмеялся Макс, то ли в шутку угадав, то ли действительно каким-то образом предугадав состояние Димки, - Знаю, я сама доброта!
-Спасибо, - одними губами прошептал блондин, отвернувшись к стенке, яростно растирая кулаком глаза.
Улыбка в мгновение ока сошла с серых глаз, Макс хотел было сделать шаг, но Димка резко вскинул руку, замотав головой, точно прося его выйти.
-Я сейчас уже вылезу, - добавил он, по-прежнему не поворачиваясь к черноволосому лицом, - Только оденусь и выйду.
Тот недовольно выдохнул, но, как, ни странно, спорить и дурачиться не стал, послушно кивнув и бесшумно прикрыв за собой дверь.
-Спасибо, - снова повторил мальчик, с тоской глядя мужчине вслед.


Совершенно не имея понятия, чем себя занять, Макс один за другим делал по комнате круги, вслушиваясь в притихший плеск воды и постоянно поглядывая на все еще закрытую дверь. Перебравшийся на диван кошак, бесстыже точащий когти о дорогую кожу, смотрел на мужчину насмешливым взглядом желтых глаз, точно говоря – «сумасшедший»! Хотя это еще был спорный вопрос, насчет сумасшествия. Пока они добирались домой, Макс решил спросить, почему Димка так настаивает на том, что это наглое ленивое животное принадлежит мужскому полу, когда у него на морде написано, что это - на редкость гадкая кошка! Мальчик же все равно продолжал стоять на том, что этот – кот. Тогда Макс не поленился даже продемонстрировать внешнюю непринадлежность котяры к мужскому полу и прочитал залившемуся краской Димке лекцию о «мальчиках и девочках». Наконец, немного поразмыслив, пацаненок, в конце концов, вынес вердикт, что это кошка, которую зовут Кот. И вот после подобного, здесь кто-то что-то говорил или думал о сумасшествие?!
-Прости, что так долго, никак не мог это надеть, - послышалось от дверей ванной и резко обернувшись, Макс так и замер с отвисшей челюстью, во все глаза глядя на застывшего в дверях мальчонку. Такого красивого и соблазнительного мальчонку!
Мокрые белые волосы, начавшие завиваться после ванной, красивыми локонами падали на тоненькие плечики и точеное личико, усыпанное прелестными веснушками. Огромные зеленые глазища смущенно поглядывали на мужчину, прикрытые густыми и, как ни странно, темными ресницами. Только сейчас Макс впервые понял насколько тощим и худеньким это создание было – прежде, висевшие мешками обноски не позволяли понять этого в полной мере, но теперь, когда на Димке висела его, Макса, рубашка, достающая пареньку до колен, мужчина мог увидеть проступающую линию ребер, плоского живота и тоненькой талии, которую он спокойно мог бы сжать в своих ладонях. Мальчишка, как видно, не стал особого внимания уделять таким мелочам как «вытереться после ванной» и сейчас тонкая ткань прилипала к соблазнительным изгибам нежного тельца, пробуждая в мужчине пламенеющие искорки, которые он изо всех сил старался игнорировать. По тонким ножкам мальчишки стекали кристальные капельки, длинные рукава скрывали
кисти рук, по щекам, губам и шейке стекали влажные дорожки с волос, и этот взгляд, которым Димка сам того не желая одарял Максима, сводил последнего с ума, отчаянно заставляя желать провалиться сквозь пол.
Поймав на себе пристальный, прожигающий насквозь взгляд, мальчик невольно поежился и закусив длинный рукав, уставился на свои ноги, смущенно пробормотав
-А чего-нибудь на ноги у тебя нет?
-Думаю, что мои джинсы совсем не подойдут, - в глубине души, безумно радуясь по этому поводу, прохрипел, внезапно севшим голосом, мужчина, - Потерпи до завтра, малыш, к тому же дома тепло, не замерзнешь.
-Угу, - послышалось в ответ и как Максу показалось, мелкий снова принялся пятиться обратно в сторону ванной.
-Эй-эй, чудо в перьях, а ну-ка стой!
Димка изумленно моргнул и подняв глаза, вдруг обнаружил над собой, неизвестно когда успевшего приблизиться, мужчину.
-Ты чего так близко…подошел? – возмущенно прошептал он, еще пуще заливаясь краской.
-А что, есть претензии? – вскинул бровь Макс, ногой захлопнув за мальчишкой дверь, закрывая последний путь к отступлению, и уперся одной рукой о стену, вынудив мелкого вжаться всем телом в нее же. Вторая рука в свою очередь осторожно легла на хрупкое плечо, ощущая под собой каждую косточку, - Ей Богу, одни кожа да кости…
И тут, Максу подумалось, что все происходящее ему просто напросто снится, потому в следующее мгновение, мальчик сделал то, чего от него ожидалось меньше всего прочего – робко поднял дрожащую руку и, положив ее мужчине на грудь, тихо спросил
-Тебе не нравится, да? То, что я такой худой… Я тебе не нравлюсь?
-А?? – только и сумел выговорить Макс, потрясенно глядя на все больше краснеющего мальчишку. В добавок ко всему, у мелкого еще начали дрожать и колени, в очередной раз придавая ему очаровательное сходство с милым маленьким котенком. Но, будь оно все неладно, чертовски соблазнительным котенком!
-Перестань обращаться со мной так, будто я полный идиот! – неожиданно прокричал Димка, вскинув упрямые зеленые глаза и ударив мужчину в грудь крохотными кулачками, - Может быть я и ребенок, и мне немного лет, но я прекрасно вижу, какими глазами ты на меня смотришь!!! Так не смотрят на обычных детей, или вообще людей!! Но я только не понимаю, почему? Ты смотришь на меня так, потому что я тебе не нравлюсь, тебе меня жалко, или это не поэтому?! Почему, Макс? Я, правда, не…
Не договорив, Димка опустил голову, и Макс ощутил, как затряслись в едва сдерживаемых рыданиях плечи под его рукой.
-Дурачина… - беззлобно выдохнул мужчина, безмолвно послав весь мир к чертям и еще куда подальше, и приподняв личико мелкого за подбородок, низко склонился к нему, припав к приоткрывшимся от изумления губам, в нежном, но глубоком поцелуе. Первом поцелуе в жизни дрожащего в его руках мальчишки.
Настойчивый язык проник в ложбинку сладкого рта, не встретив никакого сопротивления, и принялся исследовать горячую влажную пещерку, сплетаясь с язычком начавшего постанывать мальчишки, в то время как руки мужчины переместились на талию Димки, плотно сомкнувшись на ней, и оторвав мелкого от пола, Макс вжал его в стену своей грудью, снизу подперев коленом. Приоткрыв на миг затуманенные глаза, черноволосый узрел перед собой подрагивающие реснички и залитое краской личико, всем телом ощущая податливое тельце, столь искренне и отзывчиво трепещущее в его объятиях. На долю секунды в голове промелькнула недозволительная мысль, что если бы он решил продолжить, то мелкий позволил бы ему и это, не став вырываться.
« Но, черт все подери, что со мной творится?! Он же еще ребенок… Ребенок!!!»
Осторожно сомкнув на хрупкой талии кольцо объятий, Макс подхватил мелкого на руки и не отрываясь от сладких губ, понес его в свою спальню, распахнув дверь грубым ударом
ноги. Димка в его руках нервно дернулся, когда приоткрыв глаза, разглядел перед собой широкую кровать, на край которой уселся мужчина, продолжая его целовать. Но не смотря на это, он действительно не стал вырываться и требовать отпустить его, лишь тихие всхлипы, утопающие в горячих губах мужчины говорили о том, как сильно мальчик был напуган.
-Не бойся, - прошептал Макс, неохотно прервав поцелуй и прижавшись лбом ко лбу мальчика, заглянул в зеленые глаза, - Я же пообещал, что ничего дурного с тобой не сделаю, помнишь? И хоть, как ты выразился, я и «извращенец» и « маньяк», но тебе вреда никогда не причиню, маленький. А теперь скажи мне, я ответил на твой вопрос?
Мальчишка растерянно захлопал ресницами, прижимаясь к теплой груди уютным комочком, кажется, совершенно не понимая, о чем мужчина говорит, продолжая неосознанно водить кончиком языка по припухшим губам, словно пытаясь запомнить вкус своего первого поцелуя.
-По-прежнему считаешь, что не нравишься мне, или, что я тебя жалею?
С небольшим запозданием, Димка неуверенно качнул головой, ошалело оглядываясь по сторонам, после чего вдруг громко и до невозможного сладкого зевнул и уронил голову Максу на плечо, закрывая слипающиеся глаза.
-А я ведь тебя еще так и не накормил, - проворчал мужчина с играющей на губах улыбкой, и притворно вздохнув, поднялся на ноги, одной рукой прижимая к себе ребенка, второй расправляя постель, - Значит, исправлю это с твоим пробуждением.
Парнишка снова зевнул, что-то неразборчиво пробормотав насчет того, что не голоден и полностью обмяк в сильных руках, которым внезапно доверил свою жизнь.
-Ты смотри-ка, ну прямо как котенок, уснул на руках… - прошептал Макс, бережно укладывая драгоценное создание в кровать, расправляя под ним подушки и касаясь губами теплого лба, к которому прилипло несколько влажных прядей.
Макс уже было взялся за одеяло, дабы накрыть мальчишку и пойти думать, что приготовить на ужин, на случай, если Димка надумает проснуться, как вдруг взгляд серых глазах упал на завернутое в его рубашку тельце, размеренно вздымающуюся и опускающуюся в такт мирного дыхания грудь, а в ушах удивительно четко прозвучали два простых, и таких странных, слова – «много чего».
-Что же ты так сильно боялся мне показать, Дим? – шепотом спросил мужчина, осторожно и по возможности невесомо расстегивая на рубашке пуговицу за пуговицей. Плавным жестом отвел ткань в сторону, пробежал глазами по обнаженной груди и точно парализованный замер, с нарастающим ужасом глядя на изуродованную кожу.
На мальчике практически не было живого места. Вся грудь сплошь исполосована страшными шрамами, многим из которых не суждено затянуться, повсюду черные синяки, еще совсем свежие, кровоподтеки, следы от странных шрамов возле самого сердца… Перевернув ребенка на бок, Макс задрал рубашку и сзади и, с нарастающим бешенством уставился на еще более жестоко исполосованную спину, бока, плечи… Как будто прежде этого малыша постоянно били. Били сутки напролет, не останавливаясь ни на секунду, причиняя адскую, ни с чем несравнимую боль…
-Какая тварь сделала такое?! – в холодной ярости прошипел Макс, с силой сжимая кулаки на одеяле, - Убью… кто бы не сделал это, найду эту тварь и убью собственными руками!


Глава 3.

Когда светловолосый мальчишка проснулся, за окном уже сгустились вечерние сумерки, а в окнах соседних домов весело горели желтыми пятнами уютные огоньки. Повозившись в теплой постели, в которой он неожиданно очутился, Димка пытался вспомнить, что же с ним приключилось, и как он оказался в этом месте. Да и вообще, что это было за место?!
Прокручивая в голове события прошедшего утра, он постепенно вспомнил и встречу с Максом, и то, что тот защитил его и привел сюда. А еще перед глазами постоянно стояли сцены их поцелуя, отчего ребенок снова и снова покрывался волнами пунцового румянца, бессознательно обводя контуры губ тонкими пальцами.
Из приоткрытой двери в спальню струилась узкая полоска золотистого света, точно маня к себе, и потянувшись, Димка громко зевнул, вылезая из кровати, не признаваясь себе в том, что старается вдохнуть полной грудью исходящий от нее запах, стремясь запомнить его, сохранить в себе. Получше закутавшись в длинную рубашку, мальчик тихонько приоткрыл дверь и, пробежав глазами по комнате, остановил взгляд на сидящем в кресле Максе с ноутбуком на коленях, сосредоточенно выискивающим что-то на просторах интернета.
-«Он же все-таки взрослый, - с неизвестно откуда взявшейся тоской, подумал наблюдающий за ним мальчик, - Должен работать и все такое…Наверное, лучше не мешаться».
Проведя ладошкой по стене, Димка уже было развернулся и на цыпочках отправился обратно в темную спальню, пытаться снова уснуть, или хотя бы притвориться спящим, чтобы Макс не тратил на него свое время, как вдруг, ставший таким родным и необходимым, голом, одернул его
-И куда это мы собрались, а?!
Мальчишка вжал голову в плечи, сам не понимая, отчего так постоянно смущается перед этим человеком, ощутив себя глупым непослушным котенком, с такими смешными и нелепыми коготками. Перед Максом хотелось быть лучше, сильнее, умнее, взрослее…
-Никуда! - дрогнувшим голоском пробормотал Димка, неуверенно повернувшись к черноволосому мужчине. И тут же невольно сглотнул образовавшийся в горле сладкий комок при виде обнаженного торса, с одной лишь накинутой на плечи рубашкой и лукавой усмешки на полюбившемся лице, по которой Димка видел, что мужчина читает насквозь все мысли глупого ребенка.
-А мне вот так не показалось, - покачал головой Макс, убрав с коленей компьютер и похлопав по ним ладонями, - Иди-ка сюда…
Мальчик снова сглотнул, принявшись по старой привычке теребить подол рубашки, но, тем не менее, не ослушался и несмело приблизился к мужчине, позволив тому обнять себя и усадить на колени. Серые глаза встретились с зелеными, снова бросив мальчишку в жар, и силясь не показать этого, последний уткнулся лицом в плечо мужчины, тесно вжавшись в него всем телом, обвив вокруг шеи тонкие руки.
-Отдохнул, маленький? – заботливо спросил на ушко Макс, нежно куснув за мочку, отчего Димка, вконец сжался и задрожал, вызывая на лице черноволосого странную улыбку, - Как себя чувствуешь?
-Угу.
-«Угу» это у нас про отдохнул, или про то, как себя чувствуешь? – усмехнулся Макс, отодрав от себя впившегося мертвой хваткой ребенка и приподняв за подбородок его лицо, - Ну же, не прячь от меня глаз…
-И про отдохнул, и про «как чувствую», - выпалил Димка, старательно глядя в стену за спиной мужчины.
-Диииим, - пропел мужчина, взяв веснушчатое личико в обе ладони и развернув к себе. Мелкому не осталось ничего другого, кроме как взглянуть на него, - Ну скажи-ка мне, сколько тебе годиков, а?
-Зачем тебе это? – насупился мальчишка, начав нахально ерзать на коленях мужчины, отчего тот неожиданно поперхнулся воздухом, сдерживая себя из последних сил, чтобы уже самому не покраснеть.
-Ну…простое любопытство, - с самым невинным видом проворковал Макс, не выдерживая и внезапно схватив мальца за талию, вжал в себя, стараясь таким образом удержать того в неподвижном состоянии.
-Семнадцать, - буркнул мелкий, не пойми каким образом умудрившись обхватить бедрами колени Макса и зевнув, маленький паршивец снова принялся ерзать, почти вплотную прижавшись к паху мужчины, отчего тот чуть ли ни в голос подвывал.
Внизу живота все буквально взорвалось.
-А если честнее? – вскинул бровь Макс, всеми силами стараясь не обращать внимания на попытки мальчишки – то ли тот весьма умело дразнил его, то ли сам не понимал, что творит – но как бы там ни было, это становилось практически невыносимым!
-Шестнадцать, - буркнул мелкий, на миг замерев и занявшись тем, что принялся избавлять себя от цепкой хватки мужчины.
-Диииим…
-Ну…пятнадцать…почти…через несколько месяцев, - принявшись теребить ремень на джинсах Макса, проскулил Димка, испуганно кося на мужчину одним глазом.
-Ага, вот этому верю охотнее! – почти прокричал Макс, грубо схватив ладони мелкого и зажав их в своих, не давая продолжить его отнюдь недетское занятие.
Мальчик снова сжался, виновато поглядел на Макса и тот, не выдержав, спросил осипшим голосом
-Вот скажи, малыш, чем ты таким занимался, пока я тебя не остановил, а?
Мальчонка недоуменно заморгал, перевел взгляд на свои руки и в рекордное время вспыхнул багряным румянцем
-П-прости! Я не заметил, у меня привычка такая, если нервничаю, я… Я не специально, правда! Я не хотел!!!
-Совсем не хотел? – томно прошептал мужчина, уже давно перестав понимать, что творит. Перед ним был четырнадцатилетний ребенок - хоть возраст теперь был ясен, и то спасибо - и этот ребенок, не пойми каким образом, умудрялся сводить взрослого мужчину с ума, зажигая в том неконтролируемый огонь желания. Желания обладать этим бесценным сокровищем, подчинить его, сделать полностью своим, ласкать его, согревать, защищать, оберегать, заботиться, придушить всех, кто причинил ему боль…
Димка растерянно сморгнул и замер, с бешено забившимся сердцем глядя, как Макс медленно склоняется к нему, проводит двумя пальцами по щеке, очерчивает контуры губ и припадает к ним своими губами в мучительно сладком и неторопливом поцелуе. И снова руки мужчины заскользили по его телу, на этот раз опускаясь все ниже, проникнув под длинную рубашку и принявшись ласкать поясницу, линию позвоночника, заставляя мелкого громко постанывать и прогибать спину, теснее обхватывая бедра Макса тонкими коленками, ритмично ерзая на них, срывая уже и с его губ томные стоны.
Теплые пальцы переместились на грудь мальчика, задев ногтем бусинку потвердевшего соска, отчего мальчонка широко распахнул глаза и, разорвав поцелуй, в голос вскрикнул, откинув назад голову и обнажив нежную шейку, в которую тут же впились жадные губы, вырывая из уст Димки все новые и новые крики и стоны. Ладонь заскользила вниз, внезапно выхватив на коже полосу глубокого шрама, и Макс собирался было вложить всю свою нежность, стремясь приласкать это местечко, как блондинистое чудо вдруг сильно дернулось, вырвалось из жарких объятий, и тяжело дыша, отскочило на середину комнаты, яростно мотая головой.
Плечи трясутся, ноги дрожат и вот-вот обещают подогнуться, по щекам на пол стекают капельки прозрачных слез. Мальчик тряхнул головой и забитыми глазами уставился на мужчину, обхватив себя руками поперек груди.
-Не надо… НЕ НАДО!!! – закричал он, отступая назад, - Я не хочу, не хочу, что бы ты их видел, НЕ ХОЧУ!!!
-Тш-ш-ш, хороший мой, милый, тихо, не плачь, солнышко мое, - принялся нашептывать Макс, осторожно поднявшись с кресла и шаг за шагом подступая к дрожащему мальчишке, - Я уже все знаю…
-К-как? – одними губами прошептал Димка, недоверчиво отпрянув к стене, - Откуда ты….??
-Видел, пока ты спал, - посерьезнев и посуровев, ответил Макс, поймав мальчика за руку и вновь прижав к стене, испытующе глядя в глубины дрожащих изумрудов, - И я не собираюсь за это извиняться.
-Н-но…
-Как ты мог такое скрывать?! – повысил голос мужчина, рывком сдернув с худых плеч рубашку, в очередной раз чувствуя, как на сердце от увиденного разгорался гнев, в то время, как по спине пробежал холодок, - КАК?!
-Я не хочу, чтобы меня жалели!!! – закричал, вырываясь, мелкий, больно лягая мужчину по ногам, - Не хотел, чтобы и ты меня жалел, или чтобы тебе стало противно!!! Все равно никому нет до этого никакого дела, всем все равно и мне тоже все равно!!!
И прежде, чем Макс успел придти в себя, блондин в голос разревелся, обессилено обмяк в его руках и без каких либо возражений позволил снова притронуться к себе.
Макс осторожно опустился на колени, коснулся губами алых порезов на плечах и принялся осыпать невесомыми поцелуями грудь и бока мальчика, успокаивающе поглаживая его по спине.
-Кто это сделал, Дим? Кто это с тобой сделал?! Скажи мне, чтобы он получил по заслугам…
-Никто, - вяло пробормотал сквозь поток слез мальчик, освобождаясь из объятий, - Никто, я сам... Я есть хочу.
Макс молча отстранился, с болью в глазах смотря на ребенка, который, не обращая внимания на струящиеся по щекам слезы, натянул по плечи рубашку и отошел к окну, отрешенно уставившись на покрывающееся яркими звездами небо.
-Дим… - шепотом позвал он, и в этот самый миг почувствовал, как его собственные глаза защипали от соленых слез. Слез, которых никогда прежде этот человек не знал.

***

Остаток вечера они провели в гнетущем молчании: Максим несколько раз пытался поднять какую-нибудь безобидную тему, Димка, спустя какое-то время начинал понемногу отвечать, но мужчина не мог удержать поток вопросов, которые тут же обрушивались на мальчишку, и в итоге, тот перестал разговаривать вообще, хмуро глядя на Макса из-под пушистых ресниц. В тишине Макс скормил мелкому две порции ужина, подумывая, что нужно бы срочно обучиться готовке, включил дурацкий ящик, не вникая в суть того, что по нему крутили, попытался полистать книгу, названия которой не запомнил, и в течение всего этого, не отрывал пристального взгляда с застывшего у окна мальчишки.
Час, второй… Комнату потихоньку заполнила прохлада ночных сумерек и запахи цветущей далеко внизу вишни, а паренек продолжал неподвижно глядеть на сине-черное небо, время от времени протягивая из окна руку, точно надеясь поймать одинокий лепесток, невесть каким чудом залетевший на высоту восьмого этажа. Зеленые глаза точно остекленели, на губах замерла раздирающая душу улыбка. Очень грустная улыбка, в каждой частичке которой таилась, не понятная ни для кого другого, боль…
-Уже поздно, - тихо проговорил Макс, найдя в себе, наконец, решимости приблизиться к мальчику и закрыть перед его носом окно, по необъяснимым причинам начавшее его столь сильно раздражать, - Пора спать.
-Небо… - прошептал нежданно Димка, положив на прозрачное стекло ладонь, продолжая смотреть на мерцающие огоньки бледных звезд.
-Что…? – растерянно переспросил Макс, так и замерев с застывшей в воздухе рукой, которую он, кажется, собирался положить мелкому на плечо.
-Небо такое красивое… Правда?
-А? Да…пожалуй, красивое…, - Макс совершенно не понимал, к чему клонит Димка, но подсознательно понимал, что сейчас не должен ничего говорить. Это становилось ясным, лишь только стоило взглянуть на притихшего мальчика: с его лица ушли все прочие эмоции, кроме какой-то легкой отрешенной тоски, горечи в зеленых глазах, и в то же время сейчас он казался свободным. Свободным от тех оков, что связывали его с момента их первой встречи. Но, не смотря на это, Максу было страшно. Просто по-человечески страшно. Страшно от того, что он ничего не мог понять, от того, что он знал, что мальчишка не говорит и не скажет ему правды. Той правды, которую несет на своих плечах. Правды, которой бы лучше никогда не знать, но все же…
-А лепестки, они так похожи на звезды, - прошептал мальчик, выводя по стеклу нашептанный ночью узор, - Вот бы поймать один и загадать желание! Как думаешь, вдруг бы оно исполнилось?
-Чего же ты желаешь, маленький? – шепотом спросил Макс, задыхаясь от отчаянно кричащей внутри души. Души, которая не хотела знать ответ на этот вопрос.
Димка на миг умолк, напевая себе под нос какую-то песенку, перестав притворяться и напускать на себя маски, обернувшись тем, кем был на самом деле – добрым, беззащитным, невинным ребенком, чьи глаза светились грустью, которой не должны знать дети.
-Улететь, – прошептал вдруг он, подняв на Макса глаза, недоуменно глядя, как из серых глубин по щекам стекают слезы, - Я хочу летать! Улететь далеко-далеко, к звездам, где больше не придется плакать, где больше не будет больно… К звездам, что бы найти там свой дом…
-Дим…
-И я совсем не боюсь, - грустно улыбнувшись, добавил мальчик, вновь повернувшись к окну, - Совсем, может быть только чуть-чуть, если будет больно… А еще, наверное, буду скучать по тебе.
Димка обернулся вовремя, что бы увидеть, как падает на колени за его спиной взрослый мужчина, содрогаясь в беззвучных рыданиях.
-Дим…ты же…пошутил, правда? – голос, в котором не слышно надежды. Голос того, кто обрел все ответы, которых вовсе не желал знать.
-Угу, - виновато улыбнувшись, пробормотал мальчик, обняв мужчину за шею и уткнувшись носом в его волосы, - Шучу… Но…шучу…ведь мне страшно, Макс… Очень-очень страшно…

@темы: Ориджиналы

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Литературная мастерская

главная